Джонсон - американский архитектор


Джонсон, Филип (1906-2005), самый легендарный американский архитектор. Как архитектор практик начал работать с 1949 года. Автор "Стеклянного дома" - 1949. Первый обладатель Притцкеровскай премии - 1979.

Архитектор должен продаваться.

Корпорации – вот наши современные Папы и Медичи.

Из всех видов человеческой деятельности наибольшее восхищение доставляет занятие архитектурой. Вслед за сельским хозяйством она является, также самой необходимой составляющей жизни человека.

Я не понимаю, что это значит – реализовать себя. Каждый делает свою работу хорошо или плохо.

Новые звезды появляются и исчезают где-то в черных дырах.

Когда я строил собор, то я думал о том, что когда люди, находящиеся в нем смотрят на купол, то они должны себя чувствовать так, как если бы они смотрели в небо.

Меньше — значит больше.

Мне всегда приятно, если меня называют Мис ван дер Джонсон.
(Джонсон сотрудничал с Мис ван дер Роэ)

Только Мис на меня повлиял. Корбюзье был гадкий человек, хотя и гений. Но мы же не можем любить человека только за то, что он гений.

Будучи вторым, после богослужения объектом поклонения, архитектура выступает в качестве духовной служанки наших самых сокровенных убеждений.

Великие технологии порождают великую архитектуру.

Как часто я завидую своим коллегам, которые пишут книги, рисуют или сочиняют музыку, у них нет проблем с протекающими крышами или засорившимися канализационными трубами.

Я не горжусь тем, что 10 месяцев был членом национал-социалистской партии. В то время я восхищался всем, что имело отношение к Германии, это касалось также и самого Гитлера…
…Что касается Гитлера – если бы он хотя бы был хорошим архитектором!

Когда в 1990-х Джонсона спросили, стал бы он строить в 1936 году для Гитлера, он ответил: "Как знать? Такая перспектива соблазнила бы любого".

Я готов работать на самого дьявола, если он что-то строит.

Мое направление ясно: эклектическая традиция… Я пытаюсь взять то, что нравится, из всей истории.

Архитектура не является ни технологией, ни инженерией, ни социологией, ни социализмом, ни коммунизмом, ни политикой. Архитектура - это искусство.

Форма следует форме.

В моем распоряжении примерно двенадцать архитектурных стилей, над которыми я работаю одновременно.

Искусство пронизывают новые веяния. Подули новые ветры. Атмосфера достаточно наэлектризована.

Я интересуюсь только тем, что на острие архитектурной мысли... Я не имею никаких убеждений.

Видите ли, в университете учат вещам, которые оказываются совершенно ненужными в реальной жизни... Мои студенты в Йельском университете не чертят планы.

Тот, кто слеп, не обладает чувством прекрасного.

Наслаждаться плюрализмом – это же тот единственный путь, которым мы сегодня должны идти. Просто не имеет смысла искать что-либо другое.

Наши небоскребы… обязаны своим происхождением борьбе внутри экономического мира. Это импульс оказаться «выше всех, ухватиться за звезды»… Небоскребы означают власть!

Возраст – это единственно позитивное в мире, потому что в юности мы просто слишком глупы... Я должен сказать, что я сейчас чувствую себя гораздо более счастливым, чем прежде. Это время моей наибольшей жизненной ясности, моей творческой реализованности, и последующие десять лет, надеюсь, будут самыми продуктивными в моей жизни. (Джонсону 94 года)

К сожалению, я больше не строю небоскребы, потому что никто не дает заказ, требующий нескольких лет напряженной работы, такому старому человеку, как я. Но я был бы наилучшим образом пригоден для этого.

Одной функциональности в архитектуре отнюдь не достаточно, поскольку архитектурное сооружение существует не только как здание, но, и, прежде всего, как скульптура… Функциональность – неподходящий источник вдохновения в творческом процессе...

Я не люблю слова типа “постмодерн”, я даже не знаю, честно говоря, что это означает...

Вся эта шумиха, реклама, известность… Не знаю почему, но это очень приятно

Вообще архитекторы страшно страдают оттого, что им иногда приходится словами описывать свою работу.

Филип был блестящий, он был знаменитый, он был роскошный, как он мог не понравиться?
Дэвид Уитни

Леди и джентльмены, ко всему тому, что уже было сказано, я хотел бы добавить одну деталь, известную далеко не всем собравшимся. Филип все так же хорош в постели”.
Дэвид Уитни – спутник Филипа Джонсона

 

Смотрите также
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Реклама

Используйте только лучшие стоковые изображения и видео в своей работе!



Зарабатывайте и творите без ограничений!